Корзина пуста.
Войти

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Библиотека журнала      
"Филологические науки"

Готовится к изданию
во 2-м полугодии 2018 г.

все подробности в разделе
"Книжная полка"

 

Какой второй по нужности язык в мире?

Самый очевидный ответ – китайский, однако есть сильные доводы в пользу изучения любого языка. 

Несколько лет назад я должен был взять интервью у одного ведущего французского промышленника. За день до этого мне позвонила его пресс-секретарь, чтобы обсудить детали. В конце нашего разговора она сказала: «Кстати, интервью будет на французском»

Остаток дня я, сидя в своем лондонском доме, с волнением готовился и репетировал вопросы. На следующий день, когда я включил в парижском кабинете у этого важного человека свой диктофон и спросил, на каком языке он желает беседовать, бизнесмен ответил: «На английском». 

Я научился не относиться слишком серьезно к идущим во Франции бурным дебатам о нашествии английского языка, в том числе, к суете по поводу нового закона, разрешающего больше преподавать на этом языке во французских университетах. 

В своем язвительном очерке парижский Национальный институт демографических исследований отметил, что молодое поколение французских исследователей и ученых языковой вопрос для себя уже решило: для них рабочий язык английский. 70% людей, родившихся в 1945-1949 годах, согласны с тем, что английский несомненно является международным языком научных исследований. А среди тех, кто родился в период с 1985 по 1989 год, такого мнения придерживаются уже 90%. 

Я помню времена, когда в таких странах как Греция и Турция можно было встретить образованных людей в годах, для которых вторым языком был французский. Сейчас таких людей вряд ли найдешь. Все, кто хотят двигаться вперед, учат английский.

А это создает дилемму для носителей английского языка, которые считают его родным: какой иностранный язык учить им? 

Многие скажут: «Никакой». К чему беспокоиться? Все и так говорят по-английски. 

Есть рациональный выбор. Вместо изучения языка можно учиться тому, как прятать прибыль или направлять ее в юрисдикции с низкими налогами. Но есть нечто постыдное и провинциальное в тех людях, которые говорят лишь на одном языке, когда их окружают коллеги, освоившие как минимум два. 

Так какой же язык учить англоговорящему человеку? Если вы живете или работаете в зарубежной стране, вам следует выучить ее язык. Это будет вежливо, культурно, и вы сможете получить гораздо больше впечатлений. Начав понимать своих новых коллег, говорящих на родном языке, вы осознаете, что ничего не знали о них, когда они говорили по-английски. Они сразу выглядят более уверенными, более глубокими и знающими людьми. 

А если вы живете в англоязычной стране? Какой язык стоит изучать в этом случае? 

Я не сожалею о тех годах, когда учил французский. Я считаю, что эта страна и ее народ очаровательны. Но если бы мне довелось начать все сначала, я бы выбрал испанский. Он в большей степени может претендовать на звание международного языка, если не считать того, что в самой быстроразвивающейся в плане экономики стране Латинской Америки на нем не говорят. Бразильский португальский это тоже неплохой вариант, но в других странах от него пользы мало. И что делать, если бразильское чудо не оправдает надежд? 

Кажется, что ответ очевиден. Англоязычным людям надо учить китайский – язык страны, которая скоро станет первой в мире экономикой. У меня есть коллеги, неплохо владеющие китайским. Это производит впечатление, но таких людей немного.

В своей работе «Why Chinese Is So Damn Hard» (Почему китайский чертовски труден) американский специалист по Китаю Дэвид Мозер (David Moser) пишет: «Каждый человек, взявшийся за изучение китайского языка, рано или поздно задает себе вопрос: «Какого черта я этим занимаюсь?»»

По словам Мозера, то, насколько сложен тот или иной язык, зависит от того, какой язык у вас первый. Англоязычному человеку гораздо легче учить французский или испанский, потому что между тремя этими языками есть много общего. А китайский язык совсем другой.

Вместе с тем, он заявляет, что китайский труден и сам по себе. В нем сложные иероглифы. Китайские дети овладевают грамотой в два раза дольше, чем их европейские сверстники. 

Иностранцам приходится справляться с китайскими тонами, которые могут полностью менять значение слов. Мозер говорит, что многие, кто начинает изучение китайского, быстро сдаются. «У тех людей, которые просто говорят: «Я немало прошел, и теперь не могу остановиться», есть шанс преуспеть, поскольку они обладают тем бездумным упорством и неспособностью оценить общую перспективу, которые не позволяют им увидеть, что еще ждет их впереди». 

Так какой же язык учить англичанам? Любой язык. Ни один из них не обладает такой международной ценностью, как английский, но в нашу эпоху, когда так много людей на работе и в жизни используют английский язык в качестве  второго, знать еще один язык весьма полезно. Почему? Да хотя бы потому, что вы поймете, через что проходят ваши коллеги, участвующие в конференциях и переговорах, насколько утомительны их рабочие дни, и насколько внушительны их лингвистические достижения.

Оригинал публикации: What is the second most useful language?

ИноСми

Опубликовано: 29/05/2013