Корзина пуста.
Войти

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Библиотека журнала      
"Филологические науки"

Готовится к изданию
во 2-м полугодии 2018 г.

все подробности в разделе
"Книжная полка"

 

«Объединяет звуком русской песни...»: Есенин и мировая литература

Н.И. Шубникова-Гусева. «Объединяет звуком русской песни...»: Есенин и мировая литература. Рецензия на книгу

 

В последние годы проблема взаимосвязей С.А. Есенина с мировой культурой стала предметом серьезных научных исследований. В 2007 году в Москве, Рязани и Константиново была проведена конференция «Есенин и мировая культура», а в 2008 году вышел сборник под одноименным заглавием. Этой же проблеме посвящена и монография руководителя группы изучения творчества С.А. Есенина Отдела новейшей русской литературы ХХ века и русского зарубежья ИМЛИ им. А.М. Горького РАН, доктора филологических наук Н.И. Шубниковой-Гусевой «“Объединяет звуком русской песни...”: Есенин и мировая литература», в которой главное внимание заострено на актуальном для настоящего времени диалоге культур. Особая ценность монографии еще и в том, что автор не «закрывает» эту проблему, а, наоборот, открывает новые перспективы ее исследования, демонстрируя новые грани творчества поэта: «Проблемы иронии в творчестве Есенина являются до сих пор не только не исследованными, но и не поставленными, хотя поэт не раз обращал на них внимание. Подчеркивая свои связи с творческим установками Гейне, Есенин говорил об иронии» [С. 19][1].

В первой из трех частей рецензируемой монографии «Традиции мировой литературы в творчестве С.А. Есенина» художественные открытия поэта рассматриваются в широком контексте традиций русской, немецкой, французской и английской классики. Выделяя сложную проблему, связанную с отношением «великого русского национального поэта» к мировой литературе, автор сосредотачивает внимание на аспектах, касающихся влияния Гёте, Гейне, Гебеля, Мюссе, Данте и даже Шекспира. Совершенно логична в связи с этим и постановка вопроса «О роли Есенина в русской культуре». Его подробное освещение позволило Н.И. Шубниковой-Гусевой сделать убедительный вывод:

«Основным показателем в оценке того или иного художника является его сопричастность с народной жизнью и своей эпохой, которую наиболее полно выразил поэт в своем творчестве. Национальное сознание сближает поэзию Есенина с творчеством Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Некрасова и Достоевского» [С. 31].


Именно с этой точки зрения автор монографии определяет значение национального поэта и утверждает: «Есенин во многом предвосхитил художественные открытия мировой литературы ХХ века» [С. 50]. Надо отметить, что этот тезис достаточно убедительно подкрепляется многочисленными примерами.

Во второй части монографии «”Русская боль”: С.А. Есенин и русское зарубежье» отражен тот оживленный диалог, который вели представители русской эмиграции: З. Гиппиус, К. Мочульский, В. Ходасевич, И. Бунин, Г. Адамович, Г. Иванов о есенинском творчестве. В монографии приводятся многочисленные высказывания и аргументы противников и сторонников Есенина. Мы становимся участниками этой дискуссии и видим, каким образом в этих спорах рождалась истина, как неприятие Есенина сменялось стремлением понять суть его поэзии и определить ту роль, которую он сыграл в истории русской литературы в переломную эпоху. Прослеживая эволюцию взглядов Георгия Иванова на есенинское творчество, автор монографии приходит к выводу, что именно Г. Иванов стал своеобразным посредником того сложного процесса, который был связан с «прорывом» поэта в литературную жизнь русского зарубежья: «Находясь вдали от родины, Г. Иванов наиболее ярко выразил признание Есенина общерусским, общенациональным мастером слова и объединяющую роль его поэзии для эмигрантской литературы и литературы метрополии» [С. 221].

Наибольший интерес вызывает третья часть книги «“Слава Есенина превосходит сами надежды...”: С.А. Есенин за рубежом», в которой основное внимание уделяется наименее изученным вопросам рецепции творчества Есенина, переводов его произведений на разные языки и критическим откликам на них. Здесь отмечается возрастающий с годами интерес зарубежных читателей, славистов и критиков к художественным открытиям русского поэта. На конкретных примерах доказывается немаловажный факт: в своем развитии славянские литературы в ХХ веке во многом опирались на художественные открытия Сергея Есенина. Именно этим объясняется осознанная потребность в творческом диалоге с ним польских поэтов Бруно Ясенского, Владислава Броневского, которые переводили есенинские стихи и поэмы на родной язык. Исследователь, опираясь на историко-библиографические факты, убедительно доказывает, что многие зарубежные поэты находились под влиянием есенинской музы. В ней они черпали вдохновение для создания своих художественных образов. В монографии анализируются произведения Есенина и поэтов из Польши, Украины, Белоруссии, акцент делается на поиске аналогий в системе образов, тем и мотивов.

Рассматривая «смерть Есенина как литературный факт», Н.И. Шубникова-Гусева подчеркивает: «Особого разговора заслуживают посмертные отклики украинских поэтов, которым Есенин был наиболее близок» [С. 313], подтверждая это утверждение цитатами из стихотворений М. Семенка, О. Саенко, М. Рыльского. Наиболее «глубоко личностно воспринял смерть Есенина выдающийся поэт, украинский “Есенин” — В. Сосюра» [С. 314]. Его проникновенное произведение «На смерть Есенина», которое в монографии приводится в переводе С. Кошечкина, дает основание Н.И. Шубниковой-Гусевой утверждать:

«Название и содержание стихотворения явно перекликается со стихотворением Лермонтова “На смерть Поэта”... здесь отчетливо звучат те же мотивы проклятий и обвинений тем, кто сжил со света погибшего поэта, ненужность и бесполезность рыданий и “пустых похвал”» [С. 314—315].

Многочисленные цитаты из различных отзывов на есенинское творчество, опубликованных после появления переводов его произведений в странах Европы, Азии и США, и приведенные в монографии, позволяют ее автору аргументированно раскрыть причину любви к есенинской поэзии и особого ее влияния на славянские литературы:

«Анализируя рецепцию творчества Есенина в разных странах, мы убеждаемся, что созданные им образы особенно близки читателям других национальностей, потому что они универсальны. Есенин любил и воспевал то, что любит каждый человек: свою родину, запах земли, свежую зелень полей. Это позволило ему, как считал знавший поэта бельгийский писатель Франс Элленс, стать «генератором необыкновенной энергии, которая необходима людям для объединения» [С. 371].

В монографии Н.И. Шубниковой-Гусевой гармонично сочетается любовь к поэту с глубоким пониманием значения его поэзия для мировой культуры. Автором достаточно объективно и всесторонне исследован процесс рецепции творчества Есенина за рубежом на двух уровнях: национально-культурном и цивилизационном, что позволяет глубже проникнуть в материал и шире раскрыть поставленную проблему. Продуманная структура монографии помогла успешно решить основную задачу: показать особенности художественного диалога, в который вступил Есенин с мировой литературой.

Нельзя не отметить большую ценность работы, которая была проведена Н.И. Шубниковой-Гусевой с зарубежной периодикой. Ей удалось найти неизвестные ранее статьи о Есенине и переводы его произведений. В ее обстоятельной монографии «“Объединяет звуком русской песни...”: Есенин и мировая литература» раскрыты новые грани таланта и личности поэта в контексте мировой культуры и убедительно доказано, что С.А. Есенина можно поставить в один ряд с Л.Н. Толстым, Ф.М. Достоевским, А.П. Чеховым — самыми признанными в мире гениями русской литературы.

Сухов Валерий Алексеевич,
кандидат филологических наук, доцент
кафедра литературы и методики преподавания литературы
Пензенский государственный университет


[1] Здесь и далее указаны страницы рецензируемой монографии.