Корзина пуста.
Войти

Pushkin as a meme: (the image of the poet in television series and movies of 2016/2017th)

И.Л. Савкина
80,00 Р

https://doi.org/10.20339/PhS.2-18.094

 

 

Савкина Ирина Леонардовна,

кандидат филологических наук, доктор философии,

университетский лектор

Отделение русского языка, культуры и переводоведения

факультета коммуникационных наук

Университет Тампере, Финляндия

e-mail: irina.savkina@staff.uta.fi

 

 

 

Целью статьи является рассмотреть, каким образом современная российская массовая культура использует классическое наследие и авторитетные фигуры канона и, в частности, проанализировать, что происходит в настоящее время с рецепцией пушкинского мифа, кем является Пушкин для авторов и зрителей сериалов и изобретателей интернет-мемов, использующих «пушкинскую символику». Анализ двух телевизионных сериалов («Пушкин» и «Выйти замуж за Пушкина») 2016 г. и фильма «Спасти Пушкина» 2017 г., снятых в жанре комедии о современности, а также материалов интернета позволяет, по мнению автора статьи, прийти к выводу, что в популярной культуре идет активный процесс фамильяризации образа Пушкина, «оживления памятника». В проанализированных текстах массовой культуры условная фигура Пушкина предстает прежде всего как воплощение всего хорошего и «нашего», как образец внеидейной человеческой нормальности. Пушкин по-прежнему «наше все», но такой статус в современной массовой культуре всё меньше связывается с подробностями и деталями: его творчества, биографии, взглядов и др. Пушкин в современной поп-культуре не кумир, не памятник, он — мем.

Ключевые слова: популярная культура, рецепция классики, пушкинский миф, комедийный телесериал, интернет-мем.

 

Литература

 

1. Загидуллина М.В. Пушкинский миф в конце XX века. Челябинск: Изд-во Челябинского университета, 2001.

2. Каспэ И. Классика как коллективный опыт: литература и телесериалы / Классика и классики в социальном и гуманитарном знании. — М.: Новое лит. обозрение, 2009. С. 452–489.

3. Дубин Б. Классика, после и вместо: о границах и формах культурного авторитета / Классика и классики в социальном и гуманитарном знании. — М.: Новое лит. обозрение, 2009. — С. 437–451.

4. Grossberg, L. Introduction. Re-placing the Popular. Dancing in Spite of myself. Essays on Popular Culture. L. Grossberg, Durham & London: Duke University Press, 1997, рр. 1–26.

5. Дубин Б. Массовое признание и массовая культура. Классика, после и рядом. — М.: Новое литературное обозрение, 2010. — С. 76–83.

6. Зверева В. Предисловие. Массовая культура: современные западные исследования / Отв. ред. В. Зверева. — М.: Фонд научн. исследований «Прагматика культуры», 2005. — С. 10–18.

7. Соколова Н.Л. Популярная культура в эпоху «новых» медиа: социальный анализ культурных практик. Автореф. дис. докт. философ. наук. Самара, 2010. URL: http://www.dissercat.com/content/populyarnaya-kultura-v-epokhu-novykh-media-sotsialnyi-analiz-kulturnykh-praktik [дата обращения 21.08.2017].

8. Черняк М. «Наше всё» образца XXI века / Черняк М. Актуальная словесность XXI века. Приглашение к диалогу: уч. пос. — М.: Флинта-Наука, 2015. — С. 105–115.

9. Якобсон Р. Статуя в поэтической мифологии Пушкина / Якобсон Р. Работы по поэтике. — М.: Прогресс, 1987. — С. 145–180.

10. Терц Абрам. Прогулки с Пушкиным. — СПб.: Всемирное слово, 1993.

11. Муравьева О.С. Образ Пушкина: Исторические метаморфозы / Легенды и мифы о Пушкине. — СПб.: Академический проект, 1994. — С. 109–128.